Письмо неправильному супругу


Дорогой Миша!

Ты изменил ей с другой дамой. Возвратился в семью через месяц: «Прости, бес попутал». Супруга тебя простила, приняла. А через полгода заговорила о разводе: «Не могу так больше, Миша, утомилась. Не хочу». И на данный момент ты бьешься головой о клавиатуру, всех френдов в соцсетях достаешь: «Что с ней? Ведь она сама согласилась сойтись. Жили нормально, начали с незапятнанного листа. А сейчас, спустя месяцы, она вдруг все мне припомнила и решила, что наши дела вернуть нереально. Почему?»

«Почему Герасим принял решение уйти от барыни после того, как утопил Муму?» — на этот вопрос ты, Миша, как и многие школьники, когда-то отвечал в сочинении. «В герое проснулось человеческое достоинство, и он сообразил, что как и раньше жить уже не сможет»,— вот что было надо тогда писать, чтоб получить неплохую оценку. Но ты не усвоил материал, потому так негодуешь сейчас: «Где логика? Она что, все это время давилась обидой?»

Так и есть, Миша. Вроде бы ни веселились твои френды с нагими девушками на аватарках: «Хороший левак крепит брак!», измена — это наисильнейший удар по союзу мужчины и дамы. Почему лазутчики, бизнес-партнеры либо друзья оценивают предательство так, как его и положено оценивать, а твоя жена должна относиться к нему по другому? Только поэтому, что ты пришел с цветами: «Давай все забудем, дорогая»? Обескровленная, обессиленная, все еще по привычке цепляющаяся за тебя, как за родного, она и сама была рада: «Давай». Но каждую минутку вашей предстоящей жизни она все помнила. Тяжело запамятовать, что у тебя в спине ножик, Миша.

«Я не верю ему. Вот он улыбается, пьет чай, прикасается ко мне, гласит «любимая», а я одно только думаю: «Предатель».— Это гласила мне дама, которая пережила схожую историю.— Он же меня сдал! А я была в таком шоке, не соображала, возлагала надежды, что станет легче, если он возвратится… И сейчас, выходит, опять должна распахивать перед ним всю себя: «Ах, возлюбленный!», если уж приняла? Не могу! Ненавижу».

Эта дама не подала на развод и не стала жить, пряча глухую злость, только бы числиться замужней. Эта семья не распалась. Так как супруг вытерпел ее слезы, истерики, обвинения. И не просто вытерпел, сжав зубы, он каждым своим поступком обосновывал, что осознает ее чувства, признает, что она имеет право на их. Он завоевывал доверие поновой. Чтоб его дама удостоверилась: он не оставит ее больше. Что бы ни случилось. Даже если она до конца жизни будет талдычить свое: «Я для тебя не верю».

А ты, Миша, чуть жена начинала сетовать на боль, морщился: «Ну сколько можно!» Психовал: «Мы же условились все запамятовать, что ты снова начинаешь! Почему я должен опять и опять хавать твои претензии?» Ты желал жить так, как будто ничего не было. Но все было, Миша. Если хочешь спасти брак — признай

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика